+7.499.990.73.76(24/7)
/news/418/
Новости

Генри Резник не убедил судью защитить свободу слова

8 Августа 2014     
Автор: Алина Михалёва
источник: «Право.Ru»

Президент петербургского отделения Союза пенсионеров Борис Ивченко и его адвокат Ольга Власова смогли убедить суд в том, что опрос о возможности сдачи Ленинграда во время Великой Отечественной войны, анонсированный в эфире телеканала "Дождь", нарушает личные неимущественные права истца. Адвокат Генри Резник недоумевал, как формулировка вопроса, если решение, капитулировать или нет, принимала власть, коснулась чести и достоинства истца. Однако судья Людмила Лобова решила, что коснулась: она иск удовлетворила частично и взыскала с "Дождя" 200 000 руб.

Замоскворецкий районный суд Москвы с февраля этого года занимался исками к телеканалу "Дождь" из-за нашумевшего опроса в эфире программы "Дилетанты": "Нужно ли было сдать Ленинград [немецким войскам], чтобы сберечь сотни тысяч жизней?" Первый иск был подан председателем петербургского отделения "Союза пенсионеров России" Борисом Ивченко. Он требовал 50 млн руб. за "нравственные страдания и унижение", которые нанес ему это опрос, "опубликованный в преддверии празднования 70-летней годовщины снятия блокады Ленинграда". 28 мая судья Людмила Лобова объединила дело Ивченко с заявлением другого петербуржца – Юрия Антонова. Он в качестве компенсации требовал 1 млн руб.

На два следующих заседания, 4 июня и 21 июля, Антонов не пришел, не явился и на третье, вчера, ну уж тут судья решила не откладывать заседание и предоставила слово сторонам. И адвокат Ивченко Ольга Власова изложила правовую позицию истца. Первым делом она сослалась на ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой "никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию". Второй нормой, на которой основывался иск, был п. 2 ст. 150 Гражданского кодекса. "В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо", – гласит он.

– Считаем, что 3-я статья Европейской конвенции имеет отношение не только к пыткам, но и к любому бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению, а статьи 150 ГК абсолютно достаточно для того, чтобы Борис Павлович [Ивченко] обратился с тем иском в суд, с которым он и обратился, – пояснила Власова и начала рассуждать о том, что следует понимать под унижением человеческого достоинства. По ее словам, практика применения Европейской конвенции признает унижающим достоинство такое обращение, которое вызывает в человеке чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

– И если говорить о том, какие же страдания испытал наш уважаемый истец, – продолжала Власова, – то в первую очередь мой доверитель говорил о том, что он в Ленинграде вырос. Он вырос с чувством гордости за то, что он житель Ленинграда! И соответственно, этот опрос, безусловно, унизил его человеческое достоинство и фактически перечеркнул все то, чем он всю жизнь гордился! Хотела бы здесь процитировать Генри Марковича Резника…

– Я как классик просто, – отозвался Резник, представляющий "Дождь".

– Ну кого, как не вас, цитировать! В одном из своих интервью еврейскому интернет-клубу вы говорили, что гордитесь тем, что вы еврей. Вы говорили о том, что гордитесь своими предками, историей своего народа, и это неотъемлемая часть вашего человеческого достоинства. Но возникает тогда вопрос: почему нашему уважаемому истцу отказывается в том праве, что он гордится своим родным городом, близкими и знакомыми?

Далее Власова стала обосновывать требования в 50 млн руб. Она попросила суд обратить внимание на то, что это не просто компенсация, а еще и "мера ответственности и профилактика для того, кто этот вред причинил". "С моей точки зрения, телеканал "Дождь" можно наказать только рублем, – заявила она. – Потому что другие средства, моральные и нравственные, на нарушителя никак не действуют!" 

Сам Ивченко, как и на предыдущем заседании, говорил, что "опрос был направлен против духовности общества, чтобы уничтожить государство". "Я не могу работать сейчас, – говорил он. – У меня чувство собственной неполноценности, чувство страха за страну! Мне нужны внутренние ресурсы! Эти ресурсы будут тогда, когда я буду убежден, что честь и достоинство мои сохранены! Что мое энергоинформационное поле не разрушено вот этими заявлениями и действиями канала! Поэтому прошу вас, уважаемый суд, поддержать меня в этом справедливом действии!

У Резника к стороне истца возникли вопросы.

– Правильно ли я вас понимаю, что, на ваш взгляд, статья 150 ГК для констатации гражданского деликта подлежит прямому применению?

– Безусловно подлежит, – ответила Власова.

После этого Резник начал задавать вопросы Ивченко.

– Какое отношение к вам, Борису Павловичу Ивченко, имеет вопрос, который прозвучал в передаче "Дождя"? Каким образом пострадало ваше внутреннее ощущение вашего собственного достоинства?

– Я был воспитан на том, что понятия "Родина" и "родители" – это главное. И я знаю, что они все сделали для того, чтобы сохранить духовность страны, не дать разрушить Ленинград и страну. Я с этим вырос. Вот почему моя честь была оскорблена! А как это сказалось на моем физическом уровне, я уже сказал. У меня был нарушен энергоинформационный потенциал!

Власова захотела дополнить своего доверителя. "Борис Павлович вырос в Ленинграде. Он общается с теми людьми, которые пережили блокаду. Это неотъемлемый элемент его самосознания! – говорила она. – Он гордится тем, что он житель города-героя Ленинграда! А этот опрос говорит, что город – не герой, подвиг жителей Ленинграда бессмысленный! Этот опрос унижает каждого конкретного человека, так как у нас общая история!"

– Исходя из вашей позиции, считаете ли вы, что любой человек, гражданин России, оскорбленный вот этим вопросом, может предъявить в суд иск о защите своего достоинства? – уточнил Резник.

– Безусловно! – ответила Власова.

– Правильно ли я понял, что каждый гражданин России, который не уважает нашу историю, может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности за унижение неопределенного числа людей?

– Нет, абсолютно, – заявила Власова, но потом поправилась: – Ну, если он сидит и про себя не уважает историю! Он должен совершать какие-то действия, которые оскорбляют других людей.

– Ну вот я, например, – продолжал Резник. – Я неоднократно участвовал в разных передачах и все время говорил о том, что СССР – империя зла, тоталитарное государство, Сталин – это тиран и убийца. Скажите, пожалуйста, вот за такого рода высказывания сталинисты тоже могут потянуть в суд?

– За такие нет. Это разные вещи.

Больше вопросов у Резника не было, и после небольшого перерыва он приступил к своему выступлению.

"Для отказа в иске достаточно только указать, что эта оспариваемая формулировка вообще никакие нематериальные блага истца, ему принадлежащие, не затрагивает, – говорил Резник. – Но я хочу обратить внимание все-таки на материально-правовую несостоятельность вот этих требований". И он напомнил, что при рассмотрении дел такой категории все "высокие суды" предписывают учитывать, что решается конфликт между двумя ценностями. "С одной стороны, это права на свободу мнения, свободу массовой информации, а с другой стороны, это какие-то иные ценности, которые в силу ч. 2. ст. 10 Европейской конвенции о правах человека могут ограничивать эти права, – пояснил Резник и обратил внимание на то, что эти ценности неравнозначны: "Право на свободу слова, мнений, массовой информации – это принцип, который сформулирован конвенцией, а иные ценности – ограничение вот этого принципа". А все ограничения, по его словам, должны быть предусмотрены законом.

Сослался Резник и на постановления Конституционного суда (от 30 октября 2003 года № 15-П, от 16 июня 2006 года № 7-П и от 22 июня 2010 года № 14-П). Законодательное ограничение свободы слова и права на распространение информации не должно иметь место на том лишь основании, что они не укладываются в общепринятые представления, не согласуются с устоявшимися традиционными взглядами и мнениями, вступают в противоречие с морально-нравственными или религиозными предпочтениями, а иное означало бы отступление от требования необходимости соразмерности и справедливости ограничения прав и свобод человека и гражданина, говорится в этих документах.

Поэтому, по мнению Резника, 150-я статья ГК в деле "Ивченко против "Дождя"" неприменима. "Единственный деликт, правонарушение, посягающее на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или юридического лица, которое может быть установлено в порядке гражданского судопроизводства, – это рассмотрение иска по ст. 152 ГК", – заявил адвокат. Эта статья устанавливает возможность выплаты компенсации морального вреда за распространение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший соответствующую информацию не докажет, что она соответствуют действительности. "Это единственная форма, с которой можно обращаться за защитой чести и достоинства, – продолжал Резник. – Излишне говорить, что никаких сведений об истцах в опросе не содержится, и пытаться применить их к истцам – это явная натяжка. Но Борис Павлович Ивченко предъявил телеканалу иск не по 152-й статье, потому что адвокат [Власова], конечно, сообразила, что никак тут [ее] нет!

Но ошибку, по мнению Резника, она все же допустила. "Говорилось, что у морального вреда есть какая-то профилактическая роль. Это опять же все расходится с законом", – заметил адвокат.

Кроме того, Резник напомнил, что решение о том, сдавать или не сдавать Ленинград, принимала власть. "И как затронул истцов вопрос о том, каким образом должна была поступать власть? – задавался вопросом адвокат "Дождя", показывал, что на него нет ответа, и делал предположения о реальной подоснове исков Ивченко и Антонова: – Я склоняюсь к тому, что двух достойных людей использовали для подачи иска, который направлен просто-напросто на уничтожение свободы мнений и свободы массовой информации. Сам вопрос не нес в себе ничего оскорбительного". 

А в конце своей речи Резник поделился причинами, по которым он решил участвовать в процессе, хотя, по его мнению, дело "никакой сложности в правовом отношении не представляет".

– Я вошел в дело по той причине, что иск этот предъявлен тогда, когда наша страна переживает тревожную и довольно постыдную полосу своей жизни. Я называю ее "Торжество воинствующего невежества". То, что сейчас происходит, – это разжигание ненависти. Поэтому я действительно рассматриваю предъявление этих исков как нацеленный удар по свободе слова и массовой информации. Постыдная, неприемлемая реакция власти на вопрос, который, конечно, мог быть сформулирован иначе, мог быть не задан. Воспользовались поводом уничтожить телеканал, само появление которого стало событием в нашей тележурналистике!

Однако судью Лобову доводы Резника не убедили. Она, удалившись на 15 минут в совещательную комнату, решила иск удовлетворить частично: признала факт нарушения "Дождем" личных неимущественных прав Ивченко и Антонова и взыскала с телеканала по 100 000 руб. в пользу каждого истца.

После заседания Резник назвал решение суда "редкостным беззаконьем". "Я с нетерпением жду, как суд будет мотивировать вот это свое решение. Я полагаю, что оно подсказано соображениями, далекими от интересов правосудия", – заявил он.

Рады помочь вам!

Вы можете обратиться к нам за помощью в составлении заявлений, договоров и исков, а так же получением консультации по их подачи в соответствующие инстанции.

Первоначальная консультация - бесплатно. Составление документов (заявлений, жалоб, договоров, исков, претензий) от 3 000 рублей.